Иркутские объявленияНовое в иркутских объявлениях:
Объявления и реклама

Высокие цены большой истории

Сергей ШМИДТ   
30.01.2015

«Дневник ренегата» был завершен в декабре предыдущего года (к слову сказать, тридцатой по счету заметкой). Эта заметка – первая в серии «Крейзис: история болезни», в которой будут представлены короткие рефлексии по поводу наступивших «новых плохих времен».


Не думаю, что есть смысл длинно и подробно разъяснять смысл неологизма «крейзис», достаточно будет ограничиться короткими комментариями. Удивительно, но, если верить интернет-поисковичкам, словечко «крейзис» (безумный / crazy + кризис/crisis) применялось не так часто, как можно было бы предположить. Медиаменеджер М. Дронов поведал, что это слово пришло ему в голову в далеком 1998 году в связи с событиями, которые никогда не забудут те, кто пребывал в том году в сознательном возрасте. Для молодого поколения разъясню, что именно тогда случился знаменитый и во многом потом мифологизированный в общественной памяти «дефолт».

Очень вероятно, что «крейзис» подходит для описания наших времен гораздо больше, чем для времен почти 17-летней давности. «Крейзис» это понятие, которое тождественно диагнозу известнейшего в русской литературе медицинского профессора: «Разруха в головах, а не в сортирах». С тем только важным дополнением, что в голове профессора-диагноста царит точно такая же разруха, что и в головах тех, кто с его точки зрения, перенес разруху из своих голов в общие сортиры. «Крейзис» - название для всяческого нездоровья наших времен. Нездоровья, охватившего тех, кто принимает решения, кто претворяет их в жизнь, кто противопоставляет творящемуся умственному нездоровью свое ложно понятное умственное здоровье, кто позволяет втянуть себя в орбиту хаотизации жизни и даже тех, кто пытается удержаться в стороне. «Крейзис» - наша общая болезнь, болезнь всех нас. Наброски истории (анамнеза) этой болезни и предполагается фиксировать в открывающейся серии ежемесячных заметок.

***

В 2014-го году наше отечество, как говорится, «стремительным домкратом» вернулось в большую историю после почти четвертьвековой паузы. Несмотря на то, что все началось с киевского майдана, нет особых сомнений в том, что сам майдан в будущих учебниках истории будет помянут только как причина активизации внешней политики России. А основное внимание будет уделено присоединению новых «регионов путинской славы», Донбасскому мятежу, конфликту России с обобщенным Западом, многократно превосходящим ее в силе.

К концу года мы застолбили свое новое место в большой истории маленьким рублем, высокими ценами и марианской глубиной непредсказуемости даже самого ближайшего будущего.

Сгущающаяся неясность вытекает в первую очередь из полного непонимания того, какие именно цели ставит наше политическое руководство, как в своей политике на востоке Украины, так и в общей конфронтации с Западом и, самое главное, на какие именно ресурсы оно собралось опереться в достижении каких бы то ни было целей. К счастью или к несчастью, логика авторитарного режима не требует от президента подробного отчета перед гражданами о своих намерениях. И это позволяет гражданам и экспертам – а уровень нашей экспертизы ныне таков, что эксперты едва ли чем-то отличаются от граждан, кроме как умением использовать заковыристые слова – интерпретировать позицию и стратегию «начальников России», как им заблагорассудится.

Ненавистники президента либо развивают романтическую тему того, что «Путин сошел с ума», либо раскручивают прагматическую версию, что правящую верхушку интересует только сохранение узурпированной власти и наворованной собственности, и, исходя только из этого, она и задумала реализовать странный замысел международного конфликта.

Условные сторонники президента тоже веруют в «план Путина», о котором, полагают они, мы узнаем только после того, как мы всех победим. Сейчас о «плане» самому Путину лучше не рассказывать никому даже из собственного окружения, поэтому надо потерпеть с версиями и просто дождаться победы. Многие просто верят в фартовость нашего президента.

Помните, наверное, как в 2007 году на выборах «Единая Россия» получила конституционное большинство в Думе с загадочным слоганом «План Путина – победа России!» Замечу, что по сути с тех пор мало, что изменилось. Тогда, в теплой мирной обстановке, ни у кого не было ясности с «планом Путина», а ясность с «победой России» была только у тех, кому и не нужно было никакой ясности с «планом». Сейчас, в холодной военной обстановке, все остается точно таким же.

От себя могу сделать только одно внятное предположение по поводу происходящего. Предположить, как оно будет описано в политической науке.

А примерно вот как.

Одна из особенностей авторитарного политического режима заключается в том, что он черпает свою легитимность не столько в народном волеизъявлении (хотя формально и из него тоже), сколько в чрезвычайности ситуации, в которой оказалась подведомственная режиму страна. Ибо чрезвычайная ситуация требует четкого, ручного руководства, а не длительного согласования интересов и общественных дискуссий. Во время шторма команда, если она хочет выжить, должна беспрекословно подчиняться капитану, отставив «бунт на корабле» до лучших штильных времен. Реальные чрезвычайные обстоятельства борьбы с терроризмом в 2000 году, менее чрезвычайные обстоятельства обуздания бизнес-олигархии в 2004 году, карнавальные обстоятельства борьбы с угрозой внешней вмешательства, тень которого мелькнула над Болотной площадью, в 2012 году – позволяли Путину выходить абсолютным победителем во всех названных ситуациях, и также обосновывать легитимность укрепленной вертикали своей власти.

Сложившийся после победы над Болотной площадью дефицит чрезвычайности требовал восполнения недостатка этой чрезвычайности (все с той же целью легитимации авторитарного правления) и Путин не преминул воспользоваться подвернувшимися в феврале-марте 2014-го года благоприятными для этого обстоятельствами.

Логика теперь такая: мы вновь в чрезвычайной ситуации, требующей особого порядка управления, и кто как не нынешнее руководство, зарекомендовавшее себя 15-летними успехами, может быть востребовано в такие времена?

Так что ясность с тем, как это все будет объяснено политологами в ближайшем будущем, как мне кажется, есть. В отличие от полного отсутствия ясности по поводу того, каким оно будет – это ближайшее будущее.

Тут не стоит глубокомысленно произносить банальное: поживем – увидим! Не требуется никакого ожидания. Мы все увидим уже завтра. Если не сегодня. Если не через час или через полчаса после того, как вы прочитаете эту первую заметку из серии «Крейзис: история болезни».


 

 


О ПРОЕКТЕ. Baikalinform.ru продолжает публикацию ежемесячных политических комментариев Сергея Шмидта - с января 2015 года они выходят под рубрикой "Крейзис: история болезни". Эта рубрика стала сиквелом другой серии зарисовок, "Дневника ренегата", посвященного приключениям оппозиционной идеи в путинской России. Экономический (и, надо полагать, политический) кризис, начавшийся на рубеже 2014-2015 годов, сделал для нашего автора более актуальным халат диагноста, смело признающего, впрочем, ограниченность собственного горизонта предвидения:

- «Крейзис» это понятие, которое тождественно диагнозу известнейшего в русской литературе медицинского профессора: «Разруха в головах, а не в сортирах». С тем только важным дополнением, что в голове профессора-диагноста царит точно такая же разруха, что и в головах тех, кто с его точки зрения, перенес разруху из своих голов в общие сортиры. «Крейзис» - название для всяческого нездоровья наших времен.

ОБ АВТОРЕ. Сергей Шмидт - известный российский сетевой автор, доцент кафедры мировой истории и международных отношений исторического факультета Иркутского государственного университета. Будучи историком по образованию и научной степени, он уже более десяти лет не занимается историческими исследованиями, предпочитая исследования политические и социальные. Он -один из самых известных нестоличных блогеров России, пишущих на общественно-политические темы. В блогосфере выступает под ником Langobard. СМИ чаще всего представляют его политологом или социологом, а иногда просто блогером. Публицистику и колумнистику Сергея Шмидта, а также экспертные комментарии можно встретить в большом количестве региональных СМИ. Среди прочего, Сергей Шмидт известен в рунете своей демонстративной политической позицией - «просвещенного лоялизма» (условная поддержка сложившегося в РФ авторитарного режима как «наименьшего зла»). Политическая позиция блогера неоднократно предавалась анафеме наиболее радикальными противниками путинизма. С другой стороны, она никогда не встречала одобрения и у профессиональных идеологов режима, не чувствующих за ней подобающих восторженности и дебилизма. В 2012-2013 гг. Сергей Шмидт реализовал «гражданский эксперимент на себе», приняв (в качестве избирателя) участие в выборах Координационного совета российской оппозиции. О своих мыслях, ощущениях и наблюдениях он рассказывал в своей колонке «Дневник ренегата» - уже и после того, как КС оппозиции канул в лету (до конца 2014 года).

 
Видеосюжеты

СМОТРЕТЬ БОЛЬШЕ ОБЪЯВЛЕНИЙ ПО НЕДВИЖИМОСТИ