Иркутские объявленияНовое в иркутских объявлениях:
Объявления и реклама

Обзоры литературных новинок от Владислава Толстова

(не только художественная литература). Блог открыт для сотрудничества с издательствами! Удобна подписка на обновления блога в FaceBook, во ВКонтакте, в Одноклассниках и в Telegram. С 2018 года ведется трансляция в Яндекс-Дзен.

Читатель Толстов: История: письма Платонова, оборона Камчатки и книга историка Ходарковского

Владислав ТОЛСТОВ   
16.05.2019

Читатель Толстов: обзоры книжных новинок

Прочитано в 2019 г. Выпуск 293

Андрей Платонов «Я прожил жизнь: письма 1920-1950 гг»

  • Изд-во «Редакция Елены Шубиной», 2019 г.

Андрей Платонов «Я прожил жизнь: письма 1920-1950 гг»

Это, конечно, исключительная книга – и, кстати, уже второе издание. Я не очень давно обратил внимание, что «Редакция Елены Шубиной» помимо русской прозы стала издавать отличную биографическую серию (книги об Анатолии Мариенгофе, Джордже Оруэлле и Венедикте Ерофееве – перечисляю только то, что вышло в этом году). А теперь к этому добавились еще и поразительные образцы мемуарной литературы. О книге Екатерины Лившиц «Я с мертвыми не развожусь!» писал совсем недавно, и вот полное собрание писем Андрея Платонова. Намеренно поместил эту книгу в обзор новинок по истории, потому что Платонов в повседневных письмах жене, коллегам, начальству на самом деле ведет хронику эпохи 1920-1950. Он прожил тяжелую жизнь: травля, смерть сына, инвалидность, изгнание из литературы, нужда…В последние годы основная тема писем Платонова – я болен, я умираю от туберкулеза, дайте хоть что-нибудь заработать. Не дали. Платонов умер, и теперь мы читаем его письма, а имена тех сволочей, которые довели его до смерти, останутся разве что в комментариях. Каждое письмо снабжено подробнейшими комментариями, их можно читать отдельно. И узнать, что Платонов, оказывается, в молодости был одним из лучших в стране мелиораторов. Потом ушел в литературу, стал писателем, но еще в 1946 году после неурожая писал статьи о необходимости государственного страхования урожая. Или узнать о том, что в годы войны он был военным корреспондентом, совершенно безбашенным, добирался до передовых окопов, едва не погиб, войну закончил в звании майора. Как-то по-другому воспринимается жизнь и творчество Андрея Платонова после чтения этой книги. Книга, повторюсь, исключительная, огромное спасибо за нее «Редакции Елены Шубиной».

Игорь Сдвижков «В июле 1942 года. Оборона Касторного. Правда и вымысел»

  • Изд-во «Пятый Рим», 2019 г.

Игорь Сдвижков «В июле 1942 года. Оборона Касторного. Правда и вымысел»

Книга посвящена исследованию малоизвестного эпизода Великой Отечественной – когда летом 1942 года немецкое наступление уперлось в районе станции Касторной в позиции советской 284-й дивизии, несколько дней героически сдерживавшей продвижение вермахта. Для дивизии оборона Касторного стала боевым крещением – ее только что перебросили из Сибири, ее составляли необученные бойцы, которые тем не менее проявили исключительную стойкость в боях. Как добросовестный исследователь, Игорь Сдвижков не только подробно описывает бои, но и сравнивает документы наши и немецкие – оперативные сводки, отчеты, доклады. Это, конечно, не входило в задачу автора, но нельзя не обратить внимание на то, какой все-таки туфтой были штабные донесения о потерях противника. В первый день боев (1 июля 1942 года) командование дивизии докладывает, что на поле боя осталось до 30 танков и 800 человек пехоты. Еще через два месяца, «по уточненным данным», количество подбитых танков увеличивается до 52. Еще позже в документах дивизии потери противника определяются уже как 72 разбитых танка и свыше 800 трупов. В штабе фронта потери оценивают еще больше – 80 танков, батальон пехоты (400 человек) и еще один сбитый самолет. Еще через 40 лет один из ветеранов дивизии описывает этот бой, и сообщает, что на поле боя противник оставил 80 танков и около 3 тысяч солдат и офицеров. Современный исследователь Игорь Сдвижков не поленился заглянуть в немецкие документы, в оперативные сводки 9 танковой дивизии. И узнать, что на самом деле в боях 1 июля немцы потеряли 15 (!) убитых и 16 поврежденных танков. Все-таки как здорово, что наши исследователи стараются восстановить реальную картину боев. Очень понравилась книга.

Николай Манвелов «Гвардии Камчатка»

  • Изд-во «Пятый Рим», 2019 г.

Николай Манвелов «Гвардии Камчатка»

Опять «Пятый Рим», опять про историю, опять малоизвестный эпизод – на этот раз об обороне Петропавловска во время Крымской войны, когда русский гарнизон дал достойный отпор превосходящим (в книге смешная опечатка – «прямоходящим») англо-французским силам. Пожалуй, главное, что я бы отметил в этой книге – масса интересных фактов о том, как была обустроена жизнь на самых далеких восточных рубежах Российской империи в середине 19 века. Николай Манвелов использовал массу фактических источников, включая малоизвестные архивы, и временами его труд читается как роман Пикуля – и даже интереснее Пикуля, потому что здесь реальные события и подлинные воспоминания. Из которых можно узнать, например, что продажа шкурки калана (доходы шли в казну, в бюджет) позволяла содержать в течение года 2-3 солдат. При этом основной рацион жителей Камчатки составляла рыба и черный хлеб – зачастую даже без соли, поскольку ее было дорого завозить. Ну, и описание самого боя – любо-дорого, я оторваться не мог. Как британский контр-адмирал, оценив ситуацию, еще до начала боя пошел и застрелился – потому что в Англии ему не простили бы поражения, а то, что победить русских не получится, он осознал. Буквально готовый сценарий военно-патриотического фильма. Кстати, и сама книга появилась после того, как сам автор поработал историческим консультантом на фильме об обороне Камчатки, который снимал Валдис Пельш.

Кирилл Соловьев «Самодержавие и Конституция. Политическая повседневность в 1906-1917 годах»

  • Изд-во «Новое литературное обозрение», 2019 г.

Кирилл Соловьев «Самодержавие и Конституция. Политическая повседневность в 1906-1917 годах»

Опять моя любимая историческая серия «Что такое Россия», и это уже вторая монография Кирилла Соловьева в этой серии – в прошлом году в «Что такое Россия» выходило замечательное исследование «политического портрета» последнего российского императора «Хозяин земли Русской». В новой книге Соловьев рассказывает о сложных отношениях и эволюциях представительной власти, Государственной Думы, в годы между двумя революциями. Весьма толковая и познавательная монография. Сегодняшний российский читатель мало представляет историю российского парламентаризма, к тому же что мы о нем знаем кроме каких-нибудь комичных историй – как Киса Воробьянинов просил подаяния, выдавая себя за бывшего члена Государственной думы? А между тем это был невероятно интересный период в русской истории, становление новой государственной институции, столкновение депутатов разных фракций – и не говорите, что это не интересно хорошему историку (и хорошему читателю, который любит книги по истории). Ну, хотя бы вот такой необычный факт, я не знал: «Общественность и бюрократия в России были связаны многими узами, в том числе родственными. Один из основателей «Союза 17 октября» А. А. Столыпин — брат премьер-министра. Другой лидер октябристов, депутат Третьей и Четвертой Государственной думы А. Ф. Мейендорф был двоюродным братом главы правительства. Министр народного просвещения Л. А. Кассо находился в родственных отношениях с могущественным семейством Крупенских, задававшим тон во фракции националистов, а затем в Партии центра».

Майкл Ходарковский «Степные рубежи России. Как создавалась колониальная империя 1500-1800»

  • Изд-во «Новое литературное обозрение», 2019 г.

Майкл Ходарковский «Степные рубежи России. Как создавалась колониальная империя 1500-1800»

Ну да, я тоже вздрогнул, прочитав имя автора. Но нет, это не Михаил Ходорковский, а его американский почти тезка, профессор истории. И книгу о том, как Россия расширялась на Восток, поглощая и покоряя немирные кочевые племена, он писал десять лет! Ходарковский сделал «отправной точкой» своего исследования очень интересную мысль: две крупнейшие империи до возвышения Московского царства, Византийская и Римская, погибли потому, что не смогли противостоять ударам извне, набегам воинственных племен турок, сельджуков и прочих вандалов. Русь в свое время едва не погибла от нашествия именно восточных племен, поэтому освоение земель восточнее Урала было не только вопросом приобретения новых территорий. Да и сама эволюция отношений с восточными соседями заслуживает того, чтобы о ней написали такую книгу: сначала пришедшие с востока считали русских своими подданными, потом воевали с ними, а потом признали их власть. Интересные факты: «Хотя кочевые всадники в основном были по-прежнему вооружены традиционно, они признали разрушительную силу огнестрельного оружия — и в Степи началась гонка вооружений. К XVIII веку сферы распределения оружия прочно установились. Россия придерживалась запрета на продажу огнестрельного оружия своим нехристианским подданным и соседям, но все же периодически, хотя и с неохотой, вооружала калмыков. Османская империя снабжала оружием крымских татар и кубанских ногайцев, а казахи получали мушкеты из Бухары и Хивы».

ОТ ЭТОГО ЖЕ АВТОРА: ИСТОРИЯ РОК-МУЗЫКИ ПОЛУВЕКОВОЙ ДАВНОСТИ

Пилат Оливер «Атомные шпионы»

  • Изд-во «Центрполиграф», 2019 г.

Пилат Оливер «Атомные шпионы»

Известно, что история создания атомной бомбы в Советском Союзе – это прежде всего история разведывательных операций, «атомного шпионажа», в который были вовлечены десятки спецслужб и сотни высококлассных агентов. Поэтому историк Пилат Оливер делает правильный ход, описывая все эти сюжеты в стиле шпионских романов – и временами читается книга как какой-нибудь Джон Ле Карре. Интересное объяснение, почему столько американских специалистов сливали атомные секреты советской разведке. Потому что, оказывается, воспитанные в духе конкуренции, жизненного успеха, стремления делать карьеру и попавшие в «атомный проект», где об их заслугах никто не смог бы узнать (потому что все засекречено), специалисты таким странным образом, помогая советским шпионам, осуществляли свои мечты о самореализации. Ну, и разные прочие слабости приводили людей в шпионские объятия: «Как шпион Бротман отличался безрассудством, непрактичностью и своеволием, но как человек он обладал для Голда большой привлекательностью по причине научных способностей, великодушия и душевного расположения. Ему удалось проникнуть за привычные стены обмана, возведенного Голдом, и вынудить его придумать совершенно новое воображаемое существование. Расставание с Бротманом означало бы в каком-то смысле расставание с мечтой Голда о самом себе». Необычный взгляд на историю «атомного шпионажа», что тут скажешь.